Читать или смотреть? Права на иллюстрацию: lubimovka.ru

Читать или смотреть?

Лицевая, открытая сторона театра сосредотачивается в спектакле или театрализованном представлении, то есть в зрелище, которое строится по сценарию и создается коллективом. Однако о том, что спектакль — это лишь одна из художественных форм «заново» вспомнили лишь в конце 20 века на Западе. Теперь уже 10 лет знают и в России.

Старый новый жанр

Жанр читки, который сопровождает новую драму, на самом деле, никакой не новый, только раньше он был — ступенью к главной цели — спектаклю. Формат, жанр, прием, пока еще не определивший терминологическую сущность — актуализировался из запасов театральной закулисной жизни, «рабочего момента». Читка — это вид репетиции, чтение актерами пьесы по ролям. Репетиционный метод, выросший на классических образцах литературы, теперь переносится на современный текст.

Несмотря на кажущуюся узкопрофессиональную направленность формата (чаще читки устраивают на драматургических фестивалях, семинарах, лабораториях для круга театральной общественности), читка все больше захватывает внимание широкой аудитории, преимущественно молодой, потому что пульсация жизни и рождающийся на глазах театр — зрелище порой более интригующее, чем хорошо сбитый спектакль на богато обставленной сцене. Тут как раз и стоит сказать, что читке много места не нужно — затемненная комната, возможно, с оголенными стенами, не специально, но в нужном градусе добавляющими антуража, с нужным количеством стульев и парой софитов, — вот и вся обстановка.

Чтобы в тысячный раз поставить Шекспира без нового поворота не обойтись, ведь чем тогда доказать злободневность текста и по сей день? Достоверность картинки нашего мира за нашим же родным окном доказывать не нужно, ее нужно грамотно аранжировать. Сейчас, когда пьеса вновь обрела статус самоценного литературного произведения, перестав быть руководством к сценическому действию, самым важным представляется не расплескать слово автора, донеся его до читателя-слушателя-зрителя.

Пьеса без метатекста

Читка — очищенное от режиссерской концепции, отвлекающих от текста перемещений, переодеваний и прочего метафорического, преобразовательного и интерпретационного материала, — практически прямое драматургическое высказывание. Это авторский текст, разбитый на голоса. Собственно спектакль, а скорее даже фрагмент докфильма, происходит изолированно у зрителя в голове, силами личной фантазии. Вот здесь и проявляется со-творчество. Именно поэтому собраться впятидесятером почитать пьесу — это не странно, именно поэтому обсудить текст после читки, значит логично продолжить своеобразный перфоманс.

Актеры играют только голосами, интонациями и красками собственной индивидуальности. Речь, ритм и, возможно, свет, минимум постановочных средств. Нет мизансцен и взаимодействия, кроме диалога. А тексты в руках актеров не дают полного ухода в параллельную реальность иллюзии. Настоящий контакт между актером и текстом, текстом и зрителем, актером и публикой.

Читка близка к требованиям документального театра — «минус» костюмы, декорации, музыка. «Ноль-позиция», за которую агитировал Михаил Угаров.

Читка — это эскиз спектакля, ее также готовят и репетируют, выстраивая историю и штрихами намечая образы (в случае с новодрамовской пьесой предпочитают говорить о деиндивидуализированных героях, образы которых обозначены лишь социальными чертами). Несмотря на сработанность представления текста, именно в читке раскрывается свобода импровизации актера. А режиссерская задача оказывается не так проста и мала: подбор актеров, распределение ролей, а главное — принятие и обживание истории, которую предстоит «прочитать».

Но парадокс в том, что новодрамовская пьеса, представляющая точный, но, зачастую не отягощенный подтекстами, слепок реальности на формат читки ложится идеально, а вот в полнокровном спектакле и тем паче на сцене с занавесом красного бархата представима не всегда. Да и играть ее по Станиславскому не уместно — актер новой формации в своей роли не отказывается от себя, не покидает свое «я», только тогда мы уходим от той самой четвертой стены.

Читка — продукт «быстрого реагирования», также как и сегодняшняя пьеса — уже завтра некоторые опусы будут прошлогодним снегом (тут можно вспомнить политизированную пьесу «FEMEN’изм» Дэна Гуменного про украинскую группировку, представленную в виде необычной читки — с использованием документального видео- на драматургическом московском фестивале «Любимовка-2012»). В любом случае, момент оказывается важнее.

Результат не заставит себя долго ждать

Из читки может получиться полноценный спектакль. Из читки «Любимовка — 2011» вырос спектакль ЦИМа «Однажды мы все будем счастливы». Исповедальную монопьесу режиссер Вячеслав Чеботарь поставил с гармоничным актерским ансамблем из двух актрис (Анастасия Пронина, Александра Кузенкина). Придумав такой ход еще на фестивальном чтении, режиссер абсолютизировал его в созданном спектакле, где действие так и остается развернутым лишь в диалоге (конфликте) двух внутренних «я» маленькой девочки.

Читка может быть театральным лабораторным экспериментом — на «проверку» жизнеспособности текста (драматургические фестивали отбирают на конкурсной основе лучшие пьесы на дальнейший суд зрителей) и его сценического воплощения. На «Любимовке-2010» прошла читкой «опробация» пьесы Михаила Дурненкова «(Самый) легкий способ бросить курить», в 2013 году принятая к постановке двумя московскими театрами — ЦДР (режиссер Александр Суворов, в ролях — выпускники ГИТИСовской мастерской Леонида Хейфеца 2012 года) и театром «Школа современной пьесы» (режиссер Филипп Лось).

Читка может стать и способом расширить аудиторию читателей (фестивали читок европейской современной драматургии: в 2011 году «Польская пьеса в белом» в ШДИ, «Польская пьеса в черном» в Театре.doc, 2013 году — фестиваль «Перепост», — в рамках «Золотой маски»).

| 06 января  | Просмотров: 805 | 2


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарии, пожалуйста, представьтесь системе. Если вы зарегистрированы в соцсетях, вы можете использовать ваши учетки и на Чеховеде:


Загрузка
Об авторе:

Читайте также

Поделиться материалом