«Я всего лишь песня» Права на иллюстрацию: Александра Кокорева

«Я всего лишь песня»

Небольшой французский городок Блуа изрешечен узенькими улочками с романской и готической архитектурой, на его каждой мостовой «лежат» дикобразы (маленький зверек с иголками — эмблема короля Людовика XII), а неподалеку от него красуется шикарный ренессансный замок Шамбор. В это историческое место приехал на гастроли потрясающий спектакль «Сестры».

Громкие аплодисменты, многочисленные поклоны, последняя песня на бис: пронзительная, тревожная «Je ne suis qu’une chanson» («Я всего лишь песня»), знакомая всему Квебеку.

Аплодисменты — звукозапись, играющая в спектакле актриса Анник Бержерон — квебекская певица Жинетт Рено — поет, накладывая свой голос на оригинальную песню. Но в этой иллюзорности столько энергии, живого надрыва и душевного смысла, — что, как ни странно, все в ней кажется подлинным.

«Сегодня вечером я ничего не стала скрывать,

Я ничего не утаила,

Разве неясно,

Что мне нужно было выплеснуть душу.

Сегодня вечером я не сдерживалась,

Я вышла почти обнаженной

На слишком ярко освещенную сцену,

И не могла спастись от самой себя».

Вот так сразу — про самое главное. Конец спектакля — в его начале. Ведь история, в сущности, уже произошла или происходит каждый день. Драма — уже в актрисе и ее героине, поэтому с самого начала, без эмоциональной подготовки, она выходит на сцену, уже неся в себе все.

«Но я всего лишь песня,

Не больше не меньше, чем выплеск страсти,

Называйте меня торговкой иллюзиями,

Я отдаю любовь, как теряют рассудок...»,

— поет она а капелла последний припев. Выключает радио, утирает слезы, берет трубку: знаменитая певица и одаренная актриса становится героиней спектакля «Сестры» Женевьев Бержерон.

Монреаль — Оттава. Постоянные телефонные звонки, тягостная нить неразрешенных проблем. Звонит мама: умирает дядя. Но, будучи адвокатом и занимаясь международными конфликтами, Женевьев никак не может приехать и отложить свои профессиональные дела.

Суперсовременный номер отеля, где остановилась Женевьев, воспринимает лишь голосовые команды. Непередаваемо смешно, как она ищет в номере свет, с опаской вытаскивает из холодильника продукты, ведь, оказывается, холодильник — говорящий! «Стоимость бутылочки снята с вашего счета», «Стоимость орешков снята с вашего счета», — говорит он всякий раз, как из него, что-нибудь утянут. А если закрыть — «Спасибо, с вами был ваш холодильник». Ну очень смешно.

Частая смена юмористичных и трагичных нот в спектакле напоминает перепады настроения у людей. Все эти смешные ситуации скрывают то, что на самом деле творится в душе Женевьев. За окном гостиничной комнаты — метель, на балконе лежит снег. Воет и «внутри» холодным знойным ветром. За бесконечными телефонными разговорами негласно тянется один диссонансный монолог: так сложно выразить саму себя в непрекращающейся череде формальностей. Смену настроений обрамляет небезнадежная, но взывающая к терпению мелодия из этюда op. 76 № 2 финского композитора Яна Сибелиуса.

Она ставит себе голосовой будильник. Двадцать раз переключает его на французский язык — безуспешно: он автоматически соскакивает на английский. Это при том, что русский и китайский работают в норме. И здесь зрители, знакомые с историей Квебека, болезненно переживают драму франкоканадцев, боровшихся за право говорить на своём языке и оказавшихся в меньшинстве в англоязычной стране. Женевьев звонит на ресепшен, просит разбудить ее в шесть утра «на французском», потому что ей хочется просыпаться под свой родной язык: «Что? У вас никто не говорит по-французски в шесть утра? Понимаю».

И вроде бы — успокаивается, ложится в кровать, смиряясь с вездесущим неблагополучием. Так выглядит снаружи, как это часто бывает, — обманчиво. Потому что на самом деле, уже накипело до крайности, и тогда она вскакивает с кровати, выбрасывает из холодильника все его дорогое содержимое, поливает алкоголем стены, рвет их до самого основания, разрывает подушку — переворачивает комнату вверх дном. А потом зарывается под матрац одеяла, чтобы забыться, уйти от внешнего ужаса, отстраниться от самой себя.

Проявив тем самым свое подлинное отношение к жизни и к своей развороченной душе. Этот дикий, вандалистский акт просто-напросто искренний выплеск эмоций. И драма в том, что искренность — такова.

Всю вторую половину спектакля в развороченном номере происходят разборки. Заходит уборщица, хозяйка отеля, полицейский, все записывают и описывают... И никто не замечает, что во всем этом кавардаке, главный зачинщик — забыт и забылся под матрацем кровати.

Придет и эксперт по оценке ущерба Лейла (тоже Анник Бержерон). Поднимет трубку Женевьев, когда позвонит мама. Откуда-то из преисподней раздастся голос, и «сестра» найдет «сестру» — по душевному состоянию, разумеется, — и «вторая» тоже вползет внутрь кровати, отгораживаясь от внешнего мира.

В спектакле постоянно используются компьютерные технологии: комната то реальная, то виртуальная; а по стенам порой медленно «ползут» мысли героини. И, на удивление, — не облегчая задачу главной актрисе, не огрубляя сценический рисунок, не подыгрывая драме, — все компьютерное, что здесь есть — очень к месту. Таким образом квебекский режиссер и драматург Важди Муавад ставит новые вопросы к театру и жизни: где — внешняя форма, а где — реальность, что — искусственно, а что — подлинно. Жизнь становится все более механизированной, и в век, казалось бы, освобожденный от формальностей, многое прячется за форму техники.

Прототип героини Женевьев — сестра режиссера Найла. С ней Анник Бержерон «знакомилась» в течение нескольких лет. В результате у актрисы получился очень живой и узнаваемый образ. Стоит отметить, что фамилии актрисы и героини совпадают — не случайно, Важди Муавад создает текст прямо во время репетиций.

И в конце спектакля снова звучит «Je ne suis qu’une chanson». И «поет» о человеке, об актере, о театре. Уже без слов. Только мелодия, и больше ничего. И в ней — все.

| 28 октября  | Просмотров: 1471 | 10
Тэги:
Франция


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарии, пожалуйста, представьтесь системе. Если вы зарегистрированы в соцсетях, вы можете использовать ваши учетки и на Чеховеде:


Загрузка
Об авторе:

Читайте также

Поделиться материалом